О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА

Ковальчук Л. П.

Научный руководитель: старший преподаватель, к.ф.н. Т. П. Целехович

Учреждение образования

«Гомельский государственный медицинский университет»

Г. Гомель, Республика Беларусь

Введение

Конец V столетия до н.э. и начало следующего отмечены зарождением греческой философии, пронизанной стремлением человека порвать с миром сверхъестественного, и найти объяснение тайнам жизни в законах, доступных человеческому разуму. Неудивительно поэтому, что Гиппократ известен как инициатор клинического наблюдения и создатель медицинской теории, которая, хотя и была основана на воображаемых понятиях — «соках организма», привела его к разумной и последовательной практике врачевания. Этой теории суждено было на несколько столетий овладеть умами учуных — медиков, и даже в Средние века врачи в Странах О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА Европы всу ещу основывали на них свои диагнозы. Сегодня эта теория имеет не более чем историческую ценность, но идеи Гиппократа по прежнему лежат в основе медицинской этики [3].

Цель

Проанализировать исторические концепции клятвы Гиппократа, определившей критерии нравственной программы врача.

Клятва Гиппократа начинается с упоминания бога врачевания Аполлона, который также считался богом света. Далее призывается в свидетели Асклепий, сын Аполлона и бог медицины, который, согласно легенде поднялся до таких высот в искусстве исцеления, что возвращал мертвых к жизни. Этим он навлек на себя гнев Зевса. Царь богов позавидовал могуществу Асклепия и поразил его ударом грома.

Изначально клятва Гиппократа звучала так:

Клянусь Аполоном О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и разумению, следующую присягу и письменное обязательство:

Почитать научившего меня врачебному искусству наравне с родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах;

Его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучить, преподавать им безвозмездно и без всякого договора;

Наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никакому другому.

Я направляю режим больных О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА к их выгоде сообразно с моими силами и разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария.

Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство.

Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я не вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного, пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или не услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.



Из клятвы следует, что свидетельством профессионализма врача Гиппократ считает умение подчинить себя интересам больного, милосердие и самоотверженность. «Где любовь к людям, — говорил Гиппократ, — там и любовь к своему искусству [2, 4].

На протяжении двух с О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА половиной тысячелетий этот документ остается квинтэссенцией этики врача. Его авторитет основывается на имени древнегреческого врача Гиппократа — «отца» медицины и медицинской этики. Гиппократ провозгласил вечные принципы врачебного искусства: цель медицины — лечение больного; врачеванию можно научиться только у постели больного; опыт — истинный учитель врача. Он обосновал индивидуальный подход к каждому пациенту. Впрочем, если сам Гиппократ во врачевании видел, прежде всего, искусство, то позже один из последователей Гиппократа, древнеримский врач Гален, подходил к медицине как к науке, и как к тяжелой работе. В средние века Авиценна дал прекрасную поэтическую характеристику личности врача. Он говорил, что врач должен иметь глаза сокола О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА, руки девушки, обладать мудростью змея и сердцем льва [3].

Конечно, со временем клятва претерпела изменения. Было отвергнуто обращение к языческим богам, упразднено обещание «не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью», отражавшее тогдашнее разделение труда между разными цехами — врачами-терапевтами и хирургами-цирюльниками.

Тексты, которые произносили выпускники медицинских факультетов той поры, сильно отличались от традиционной Клятвы Гиппократа. В XIX в. наступила эра научной медицины, текст заменили полностью. Тем не менее, основные принципы (неразглашение врачебной тайны, «не навреди», уважение к учителям) были сохранены.

В России вплоть до революции 1917 г. врачи давали «Факультетское обещание», под которым ставили подпись. В нем кратко и четко давалось О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА понятие долга врача перед больным, медицинским миром и обществом. «Обещание» вводило некоторые новые принципы врачебной этики, отличные и от Клятвы Гиппократа, и от последующих официальных присяг.

После Второй мировой войны, когда выяснилось, что некоторые врачи участвовали в массовых выступлениях против человечества, медики почувствовали необходимость вновь подтвердить принципы, изложенные в клятве Гиппократа. Одним из первых шагов Всемирной медицинской ассоциации, созданной в 1947 г., была попытка объединить всех представителей медицинской профессии в единую глобальную конфедерацию и выработать современный вариант клятвы Гиппократа [4, 5]. В 1948 г. клятву Гиппократа отредактировала Генеральная Ассамблея международной медицинской ассоциации. А в 1971 г. была принята Присяга врача Советского Союза.

Во многом О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА врачебные ценности разных столетий, десятилетий перекликаются: знания и силы посвящать лечению больных, всегда быть готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебные тайны, постоянно совершенствовать свои знания. Логическая структура всех новых текстов повторяет клятву Гиппократа. Но одна позиция обращает на себя внимание. Речь идет об отношении к аборту. Россия стала первой страной в мире, которая легализовала аборты — в 1924 г. К сожалению, запрета на аборты нет и в той клятве, которую сейчас дают врачи.

Мир стал другим. Все больше отношения врачей и пациентов зависят от меняющихся тенденций рынка, глобализации. И в этой погоне за прогрессом, за вечной молодостью, здоровьем любой ценой, мы О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА теряем самое главное — Любовь как высшую ценность бытия. «Благие намерения» гуманистической и свободной науки оборачиваются вопиющими свидетельствами бесчеловечности. Уже изменяются основополагающие принципы понимания себя, окружающего мира, сущности жизни.

Клятва Гиппократа и аналогичные ей присяги и обещания — дань традициям конкретной страны или учебного заведения. Там, где принято давать клятву врача, она не является юридическим документом. Но при ее нарушении срабатывают соответствующие законы государства и ведомственные инструкции.

Заключение. Медицина поистине является самым благородным из всех искусств (Omnium artium profecto medicina nobilissima est.) Эта мысль Гиппократа многократно повторялась на протяжении веков. Гиппократ сыграл выдающуюся роль в установлении основ медицины не О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА только как науки, но и как нравственной деятельности. Клятва Гиппократа — нравственная программа медика — на многие века определило критерии, которым, должен отвечать подлинный врач. Этот документ пронизан гуманистической направленностью, высоким уважением к врачебной профессии и больному. Клятва Гиппократа — эта концепция, это подход не только к обязанностям врача, но и к медицине в целом. Клятва — свидетельство устойчивости, продуманности, весомости основных положений медицины, которых придерживался Гиппократ.

ЛИТЕРАТУРА

1. Билибин, А. Ф. О мышлении клинициста-практика / А. Ф. Билибин // Клин. мед. — 1981. — № 11. — С. 104–106.

2. Вагнер, Е. А. О самовоспитании врача / Е. А. Вагнер, А. А. Росновский. — Пермь: Пермское. кн. изд-во, 1976. — 156 с.

3. Василенко, В. Х. На грани О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА античной и новой медицины / В. Х. Василенко // Тер. архив. — 1983. — № 1. — С. 133–139.

4. Комаров, Ф. И. Размышления о врачебном долге / Ф. И. Комаров, А. В. Сучков // Тер. архив. — 1981. — № 5. — С. 18–20.

5. Харди, И. Врач, сестра, больной: психология работы с больными / И. Харди; пер. с венгерского. –– Будапешт: Изд-во Академии наук Венгрии, 1981. –– 287 с.

УДК 618.3-06:616.12-008.331.1


documentapbkayb.html
documentapbkiij.html
documentapbkpsr.html
documentapbkxcz.html
documentapblenh.html
Документ О КЛЯТВЕ ГИППОКРАТА